Точность диагностики перед лазерной коррекции

Как стоит хирург во время операции?

При несоблюдении вышеперечисленных правил послеоперационный восстановительный период может затянуться из – за  развития осложнений, таких как:

  • Аллергическая реакция на препараты, назначенные врачом, если он не был уведомлен об индивидуальной непереносимости отдельных компонентов, входящих в их состав;
  • Инфекционные заболевания глаз;
  • Отеки и покраснение;
  • Отслоение сетчатки.

Также осложнения могут возникнуть по вине хирурга, например, если он провел неправильную настройку лазера. Но обычно такие ошибки сводятся к минимуму, так как все офтальмологические операции проводятся только опытными специалистами, которые имеют соответствующую квалификацию.

Но в любом случае необходимо тщательно подходить к выбору клиники, в которой будет проходить лазерная коррекция зрения. Необходимо убедиться, что выбранное медицинское учреждение имеет все необходимые сертификаты и лицензии, дающие право на осуществление своей деятельности. Так вы сможете обезопасить себя от возможных осложнений.

Не стоит, а сидит. Все операции на глазах делаются строго сидя, так рука двигается намного устойчивее. Правши работают справа от пациента, левши — слева. Соответственно, разрез для извлечения лентикулы делается там, где хирургу удобнее всего получать доступ — ближе всего к его руке с инструментом.

Оборудование для диагностики

Пентакам — «золотой стандарт» в диагностике заболеваний роговицы.

Ротационная Шаймпфлюг-камера для проведения компьютерной топографии роговицы и комплексного исследования переднего сегмента глазного яблока. Автоматически рассчитываются такие важные параметры как кривизна передней и задней поверхности роговицы, общая оптическая сила роговицы, пахиметрия, глубина передней камеры, угол передней камеры в 360° и денситометрия роговицы и хрусталика.

Бесконтактное измерение занимает 1-2 секунды и включает 25 или 50 Шаймфлюг изображений (в зависимости от режима сканирования). В сумме для построения 3D модели переднего отрезка глаза детектируются и анализируются до 25000 реальных элевационных точек.

Слева — автоматический авторефкератометр основан на использовании специального датчика волнового фронта Hartmann-Shack, что позволяет поточечно анализировать волновой фронт, отраженного от сетчатки света.

При помощи анализа волнового фронта, мы можем проанализировать аберрации оптической системы глаза и подобрать оптимальную коррекцию. Справа — автоматический бесконтактный пневмотонометр, позволяет измерять внутриглазное давление и роговично-компенсированное внутриглазное давление.

Слева — автоматический бесконтактный пневмотонометр. Справа — автоматический авторефкератометр.

Применяется для определения пороговой чувствительности сетчатки органа зрения, выявляя патологические изменения на самых ранних стадиях.

ОСТ — Это метод отображения структуры биологических тканей организма в поперечном срезе с высоким уровнем разрешения.

Оптический прибор для бесконтактного измерения структур глаза с использованием метода оптической когерентной томографии. Оптическая биометрия нового поколения с использованием технологии Swept Source OCT обеспечивает сканирование переднего и заднего отрезка глаза.

Особенно ценно то, что замеры осуществляются бесконтактным способом. Одним нажатием кнопки можно быстро получить точные данные о длине переднезадней оси глаза, радиусе кривизны роговицы, её диаметре и глубине передней камеры.

С помощью специальных линз в щелевую лампу видны центральная и периферическая части глазного дна. Щелевая лампа состоит из бинокулярного микроскопа и источника узконаправленного света. Осмотр при помощи щелевой лампы — это биомикроскопия глаза. Очень важна возможность фото- и видео-фиксации.

Предлагаем ознакомиться:  Хейз после лазерной коррекции

Система обеспечивает самое высокое разрешение, доступное для любого размера зрачка, позволяя точный, индивидуальный подход для широкого спектра оптических погрешностей.

Несмотря на свои малые размеры и вес, точность показаний сравнима с тонометром Гольдмана. В основе TONO-PEN тензодатчик с диаметром контактной поверхности 1.5 мм, почти незаметно касается роговицы и выдает среднее арифметическое результатов четырех независимых измерений и статистический коэффициент.

На сегодня всё. Следующий раз я расскажу о том, зачем 3,5-дюймовый дисковод некоторым лазерам, и покажу, как управляется фемтосекундный лазер во время операции. После этого циклпостовпролазернуюкоррекцию зрения почти кончится: останется сравнение с линзами.

Осложнения в послеоперационный период

Осложнений при LASIK до 6%, на femtoLASIK и FLEX — до 2%, на SMILE — 0,5-1% (зависит от поколения лазеров, 0,5% — это шестое). Последние числа не подтверждены десятилетними клиническими испытаниями — данные будут официально опубликованы только летом 2017, но вы можете походить по Википедии — в статьях про разные методы даются довольно богатые ссылки на исследования.

Одно из самых ужасных осложнений любой коррекции кроме ФРК — кератоэктазия (когда роговица выпячивается, как при кератоконусе). В результате операции это может случиться из-за существенного нарушения биомеханики глаза — как правило, либо из-за неполной диагностики, либо из-за сюрприза, который средства диагностики врача не смогли выявить.

Именно поэтому важно делать диагностику очень тщательно и разными методами. Надо признать, что на самом дорогом «перестраховочном» оборудовании в клиниках нередко экономят. С другой стороны, если пациент уже приходит с кератоэктазией, то у него, скорее всего, будут прямые показания на старый добрый ФРК.

Вообще, любая тонкая роговица, да ещё и не совсем ровная — её хорошо ровняют ФРК. В ранних стадиях кератотонуса ФРК выравнивает поверхность и сразу сверху мы ещё делаем кросс-линкинг (обработка средством с высоким содержанием B12, затем высвобождение кислорода за счёт лазерного нагрева и фиксация коллагена в ультрафиолете, — всё, чтобы сделать её жесткой, но про это позже отдельно). Эта ниша обеспечит жизнь ФРК ещё лет на 10 минимум.

Кератоконус — сложное осложнение в среднесрочном порядке. Сразу делается кросс-линкинг, то есть картоэктазия лечится как обычно. Могут вставляться внутрикорнеальные полукольца.

Исторически сложилось, что часть кератоэктазии после SMILE — это случаи, когда хирург обнаружил больную роговицу и решил не делать инвазивную процедуру LASIK или его производную, но почему-то решил, что с ReLEx может «прокатить» из-за малой инвазивности. Нет.

Следующий по популярности у нас отслоившийся лоскут после LASIK, femtoLASIK или FLEX. Чаще, конечно, достаются LASIK — у них суммарный риск разных побочных эффектов под 6%, и при этом их в стране делают много даже до сих пор.

Любые лоскутные методы коррекции — это противопоказание к контактным видам спорта. Рожать можно, но получать «в морду» — нежелательно. Были случаи, когда лоскут срывали от того, что ребёнок просто неаккуратно ткнул пальцем матери в лицо, от того, что женщина поймала глазом палку для помидоров — в общем, самые разные.

Предлагаем ознакомиться:  Конъюнктивит глаз: причины, симптомы, лечение

Напомню, суть проблемы в том, что при этих методах прорезается «крышка», которая «откидывается» для создания линзы внутри роговицы, а затем эта «крышка» закрывается обратно. С глазом её связывает тонкая перемычка-«петля» и наросший сверху тонкий слой эпителия.

Лоскут не прирастает, и держится, не открываясь, только с помощью поверхностного эпителия сверху. Сам флеп LASIK можно снять хоть через 8-10 лет (были случаи) — и разойдётся он ровно там же, где в день операции.

В случае femtoLASIK и FLEX флеп держится прочнее, часто есть рубцевание по краям (тонкая белая полосочка) — через 2-3 года уже можно пытаться оторвать его зубами, и он не поддастся. В случае SMILE лоскута нет вообще, но есть «тоннель» (разрез на 2,5 мм), через который достаётся лентикула из роговицы — он тоже покрывается эпителием, но до того, как он зарастёт, нельзя мыться, чтобы не занести инфекцию.

Наш коллега из Екатеринбурга рассказывал про больного со SMILE, которого сильно избили — повреждения прошли по глазу очень обширно, но слабейшая точка была не на месте коррекции. Глаз удалось спасти, видит пациент хорошо.

Точнее, стал видеть, через пару недель. Похожий случай был в практике у Блума (второго изобретателя технологии коррекции). В Германии сейчас для работы в полиции, можно делать только ФРК в 13 из 16 федеральных земель. Ещё в трёх разрешён femtoLASIK.

Вопреки распространённому мифу, боуменова мембрана, которая расположена поверх роговицы (которая уничтожается при ФРК и сильно травмируется при femtoLASIK-методах) не даёт защиту от механических повреждений ударного типа.

Теперь стоит поговорить про гало-эффект — это нимб вокруг источников света ночью. Его может дать любая лазерная коррекция. Зависит он от величины зоны коррекции по отношению к зрачку. Обычная зона коррекции — 7 миллиметров.

Зрачок у некоторых людей раскрывается до 8 миллиметров в полной темноте. Раньше вообще делали зоны коррекции по 4-5 миллиметров. Вторая причина нимба (более актуальная для современных операций) — это насколько плоская у вас роговица в центре.

Центр должен возвышаться (здоровая роговица имеет по центру больше диоптрий, чем по краям — например, 38 Д в центре, 42 Д по краям). Хороший профи рассчитывает профиль для лазерного реза так, что роговица уплощается по большой зоне.

Эксимерные лазеры имеют различные асферические профили для этого. ReLEx SMILE сам по себе асферичен по самой архитектуре вмешательства. Да, естественное состояние роговицы ухудшается при любой коррекции, но при SMILE — чуть меньше.

Предлагаем ознакомиться:  Коррекция и лечение смешанного астигматизма обоих глаз

Дальше у нас фотофобия и зарастание тканей. Проблема в медикаментах. В ФРК в России не используется «обычный» для этой операции метамицин (он не разрешён на государственном уровне). Аналоги чуть рискованнее. Сейчас офтальмологи пытаются пролоббировать разрешение этого препарата для операций.

Следующий случай — неполная экстракция лентикулы при SMILE-операции. Были крайне редкие случаи, когда осталась часть, которую нельзя было подцепить пинцетом. В этом случае впрыскивается кортизон, который окрашивает мелкий фрагмент и затем можно зайти вовнутрь и извлечь его.

В Лондоне один из очень дорогих хирургов делает второй рез на такой случай напротив первого — он им не пользуется, но держит на случай проблем в ходе операции. Обычно же если лазер не разрезал что-то в лентикуле — это проблема хирурга, который зачем-то полез и попытался отсепаровать место, где не было реза.

Затем надрыв края инцизии — совсем маловероятная вещь в опытных руках, когда хирург инструментом надрывает вход в «тоннель», ведущий к лентикуле. Чтобы это случилось на практике, надо толкнуть его в плечо в ходе операции.

Тем не менее, проблемы обычно нет: был разрез 3 мм, станет 3,5 мм — ничего страшного на самом деле. В подавляющем большинстве случаев инцизия надрывается радиально, но был один пример в самом начале истории коррекций, когда произошёл надрыв на 1,5 мм в сторону центра.

От зоны 7,8 мм получилась зона 6,8 мм, пациентка получила гало-эффект в глубокой темноте. Решение простое — второй рукой надо держать глаз пинцетом, с тех пор это есть в обязательном протоколе SMILE.

Из серьёзных (но уже, к счастью, обратимых) стоит отметить кератит. Это воспаление роговицы, чаще всего — в результате занесённой инфекции. Его три стадии — во второй обычно кортизон и лечение на усмотрение врача, а в третьей — обязательно полоскание кармана (есть риск необратимого рубцевания). Поэтому после операции вас наблюдают на следующий день и ещё несколько раз.

Всё остальное, как правило, проходит в течение недели-двух после операции, и связано с реакцией организма на механическое повреждение тканей, либо особенности медикаментов. Да, вы можете плакать пару часов, да, может щипать, да, у кого-то обезболивающее вызывает потом дикое желание почесть глаз (чего делать нельзя).

Загрузка ...
Adblock detector